Ложный вызов о заложенной бомбе

Эксперты рассказали, как ложные минирования влияют на экономику города

Ложный вызов о заложенной бомбе

Виновных обяжут возместить ущерб

Инна Святенко, председатель Комиссии Мосгордумы по безопасности:— Телефонный терроризм — актуальная проблема не только для Москвы, но и для многих других городов России и мира. Безусловно, за последние несколько лет случаи ложных звонков участились. Как только начинаются экзамены в школах, так сразу оказываются заминированы образовательные учреждения, во время крупных городских мероприятий — площадки их проведения.Такие ситуации, конечно же, негативно влияют на обстановку в городе. В первую очередь с точки зрения экономики. Ведь когда поступает звонок, на вызов откликаются все специализированные службы: полиция, Федеральная служба безопасности, пожарные, скорая помощь. Это несет серьезный ущерб государству, потому что приезд этих служб на место происшествия стоит довольно дорого.

Кроме того, людей отрывают от рабочих мест, они вынуждены покинуть здание. Все это приводит в конечном итоге к снижению производительности труда. Что тоже негативно сказывается на экономике столицы. Потери довольно ощутимые.

Многие считают, что ложное минирование — шалость, забава, и может пройти бесследно. Но это не так. Благодаря современным технологиям в большинстве случаев телефонных террористов находят. И наказывают по всей строгости закона. Предполагаю даже, что в скором времени телефонный терроризм уйдет в прошлое.

У нас есть и административные статьи кодекса, и уголовные, которые применяются к тем, кто совершает подобные преступления. Более того, тот ущерб, который автор ложного звонка нанес предприятиям, городу, взыскивается с нарушителя. Ему выписывается счет, а он, как я уже говорила, немаленький, иногда около миллиона рублей.

Кстати, в случае если звонок поступал от несовершеннолетнего, то штраф придется платить его законным представителям — родителям или опекунам.

Правда, существует проблема, когда телефонные звонки поступают из-за рубежа. В этом случае найти и наказать виновного сложнее, хотя все же это возможно. В Москве, например, есть специальное управление «К», которое занимается противодействием информационным технологиям в сфере терроризма. Оно отслеживает такие звонки и блокирует входящий сигнал.

Кстати, отмечу, что в других странах тоже есть структуры, которые занимаются противодействием разного рода терроризму, в том числе телефонному. Например, Интерпол ведет большую работу в этом направлении.

На мой взгляд, ужесточать наказание за этот вид преступления нет необходимости.

К нарушителям и сегодня применяются довольно жесткие санкции. При этом, конечно, нужно совершенствовать методы борьбы с телефонным терроризмом, находить и наказывать виновных, чтобы те, кто планирует совершение ложного звонка, хорошенько подумали, прежде чем делать это.

Пусть другим это будет уроком.

Анонимность — не главная угроза

Илья Гращенков, политолог, руководитель Центра развития региональной политики:

— Тема телефонного терроризма — многогранная проблема, стоящая перед современным российским обществом. Проблема не несет в себе угрозы национальной безопасности, но ее стоит разделить на две части.

Во-первых, источник этих звонков. Большая часть телефонных звонков связана все-таки с внутренними проверками личной боеготовности сотрудников на местах. Безусловно, какая-то часть этих звонков идет из иностранных государств. Но что подразумевается под иностранными государствами? Насколько мне известно, это все-таки страны ближнего зарубежья.

Не самый большой секрет, что это страны Азиатского региона, где распространен исламский терроризм, и от которых, соответственно, исходит террористическая угроза.

Сомнительно, что звонки поступают из стран дальнего зарубежья, например из США, так как организация подобных звонков требует взаимодействия с западными телекоммуникационными компаниями, где все четко отслеживается.

Представляет угрозу сам принцип анонимности.

Ведь, как правило, звонки идут не через линии, а через скайп, мессенджеры, через которые вычислить телефонного террориста гораздо сложнее. Но и эту проблему преувеличивать не стоит. В противном случае можно сказать, что деанонимизация всего интернета решит лишь проблему анонимности этих звонков, которые большей частью организуются для проверки.

В этом, кстати, кроется еще большая опасность. Вспомните волгоградские теракты, теракты в московском метро. Практически ни к одной из ситуаций никто не был готов. Многочисленные тренировки по эвакуации действительно превращаются в профанацию. Как правило, люди покидают здание только для того, чтобы не путаться под ногами у спецслужб.

В этой ситуации реальное внимание нужно уделять работе с гражданами. Пример — в самолете мало кто смотрит на стюардесс, которые объясняют правила поведения в чрезвычайной ситуации. Все к этому давно привыкли.

А когда происходят аварии наподобие катастрофы с «суперджетом», выясняется, что никто в панике и не помнит, что делать в такой ситуации. Если профилактика и постоянные тренировки не помогают, а, наоборот, расслабляют и расхолаживают, — вот это уже проблема.

Нужно бороться не с самим явлением, а с подходом к проблеме. Если возникают новые вызовы, надо на эти вызовы отвечать. Спецслужбы должны вырабатывать конкретные меры конкретной борьбы с конкретными случаями, а не просто реагировать глобальными файерволами, как это происходит в Китае. А так все сводится к одному: не будет телефона — не будет телефонного терроризма.

Мера ответственности

Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов:

— С проблемой телефонного терроризма сталкивается не только Россия — это явление точно не уникальное.

В каждой стране есть люди, которые таким способом пытаются добиться тех или иных противоправных целей, начиная от студентов, срывающих экзамены, и заканчивая конкурентами, которые хотят парализовать деятельность чьего-либо бизнеса. Мне неизвестно о том, чтобы в мире существовала международная практика по борьбе именно с телефонным терроризмом.

Но в рамках взаимодействия стран это бы было очень хорошей инициативой, которую можно рассмотреть. Хотя здесь необходимо внимательно проанализировать все обстоятельства и подключить экспертное сообщество, прежде чем принимать какие-либо решения.

Нужно также понимать, что заведомо ложное сообщение о наличии взрывного устройства в общественном месте строго карается законом. В Уголовном кодексе Российской Федерации есть статья 207, которая регулирует такие вопросы.

В ней есть несколько частей: первая предусматривает наказание за заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, совершенное из хулиганских побуждений.

В этом случае мы говорим о телефонных террористах, которые совершают звонки «шутки ради». Такие действия наказываются штрафом в размере от 200 до 500 тысяч рублей либо ограничением свободы на срок до трех лет.

Если же такое же сообщение поступило в отношении объектов социальной инфраструктуры или повлекло причинение крупного ущерба, то в таком случае преступника могут лишить свободы на срок от трех до пяти лет, а штраф будет составлять от 500 до 700 тысяч рублей.

Например, если звонок с заведомо ложным сообщением о бомбе поступит в больницу или школу. По третьей части этого закона преступников наказывают в том случае, если эти действия были направлены на дестабилизацию органов власти.

То есть если заведомо ложное сообщение было направлено в администрацию города или полицейский участок. Таким образом парализуется работа органов власти. В этом случае преступникам грозит лишение свободы на срок от шести до восьми лет.

А если противоправные действия повлекли за собой смерть человека или иные тяжкие последствия, то это чревато десятью годами лишения свободы. А ведь подобные печальные последствия возможны в результате эвакуации. Кого-то могут по неосторожности затоптать и — человек погиб.

Или у предпринимателя, который узнал, что в его кафе заложена бомба, случился сердечный приступ.

Если говорить о пострадавших от телефонных террористов, то они вправе требовать компенсацию за причиненные неудобства.

Первое, что нужно сделать, — это добиться, чтобы вас признали потерпевшим в рамках возбужденного уголовного дела.

Если лицо, совершившее противоправное действие, установлено, то можно заявить гражданский иск и требовать возмещения причиненных убытков. Только предпринимателю еще придется доказать, что он понес эти убытки.

А если лицо не установлено, а есть только факт звонка, то, соответственно, предъявлять требования будет не к кому, а значит, и компенсировать убытки тоже никто не сможет. Государство в этом случае не несет финансовой ответственности за действия, которые совершило какое-то неустановленное лицо.

Единственный вариант попытаться получить компенсацию от государства — доказать, что благодаря нерасторопности и отсутствию каких-то необходимых действий спецслужбы не смогли установить виновного в случившемся.

Тогда можно обратиться с иском в суд и на основании требований Конвенции о защите прав и свобод человека и гражданина пытаться требовать возмещения понесенных убытков.

Предприниматели несут убытки

Алексей Петропольский, руководитель Бюро по защите прав предпринимателей Московского городского отделения «ОПОРЫ РОССИИ»:

— Предприниматели, особенно владельцы торговых центров, действительно сталкиваются с ситуациями, когда срочно нужно всех эвакуировать, потому что поступил анонимный сигнал о заложенной бомбе или планируется какое-то нападение.

Бывает, даже звонят и говорят, что произошел пожар. Игнорировать такие сообщения, которые несут в себе потенциальную угрозу жизни людей, собственник не имеет права.

Есть четкие правила безопасности, и их нарушение ведет к уголовной ответственности.

К слову, звонят «террористы» довольно часто. Каждый месяц в одном из торговых центров Москвы по подобным сигналам проходят внеплановые эвакуации. И для предпринимателей они чреваты колоссальными издержками. Дневной простой для торгового центра типа «Европейский» или «Афимолл» выливается даже не в десятки, а в сотни миллионов рублей потерянной выручки.

Причем страдает не только собственник ТЦ, но и арендаторы. Чтобы вы понимали: если провести за месяц десять вот таких эвакуаций, то половине предприятий придется просто закрыться.

Дело в том, что в среднем торговая точка в Москве работает 20 дней на себестоимость, включающую аренду помещения, зарплату сотрудникам, товарооборот, и лишь десять дней — на реальную прибыль.

Как защититься от возможных потерь? Можно, например, обратиться в страховую компанию, то есть застраховаться от убытков из-за таких вот звонков. Тогда при наступлении страхового случая компенсировать издержки и вам как арендодателю, и вашим арендаторам будет страховая компания.

Вопрос в том, сколько это все будет стоить. Как правило, очень дорого. И не факт, что расходы на такую страховку окупятся. Поэтому собственники идут на это крайне редко. Так что по факту спокойствие и финансовая стабильность предпринимателей зависят от работников правоохранительных органов.

Мало кто позвонит в небольшой магазин, расположенный на первом этаже дома. А вот отправить опергруппу с собаками, которые будут искать взрывчатку, в крупный торговый центр — это уже совсем другая «игра». Поэтому любой такой объект находится у правоохранительных органов на особом контроле.

Они отслеживают подозрительные звонки и оперативно реагируют на все сигналы.

Людям нужно объединиться

Антон Цветков, эксперт в области безопасности и общественного контроля:

— Прежде всего нужно понимать, что ложные телефонные звонки — это преступление. Есть три категории ложных сообщений: реальные хулиганы, психически неуравновешенные граждане и системные ложные сообщения о возможных терактах.

Если первые две категории легко вычислить и принять соответствующие меры, то по третьей категории очевидно, что у нашей страны есть определенное количество недоброжелателей, которые хотят дестабилизировать обстановку в нашем обществе, в нашей стране, создать хаос, панику или просто поиздеваться. Ими движут такие цели.

Часто звонки поступают с территорий близко расположенных к нам стран. Безусловно, такой вид преступлений направлен на создание паники и дестабилизации обстановки.

И они, конечно, создают проблемы для горожан, потому что, как правило, сообщается, что бомбы заложены на объектах транспортной инфраструктуры, в торговых центрах, кинотеатрах, школах, детских садах и других местах массового скопления людей.

Конечно, реагируют все специализированные службы, происходит эвакуация. А ведь на этих объектах обычно всегда находятся женщины, дети, люди пожилого возраста, для которых такие события — дополнительный стресс.

К сожалению, не всегда люди серьезно относятся к таким ситуациям. Зачастую человек думает, что это очередной ложный сигнал или учебная тревога, и не торопится эвакуироваться.

И я считаю, что нужно, конечно, постоянно говорить о том, что несмотря ни на что нужно четко следовать инструкциям администрации учреждения, полицейских, спасателей во время таких ситуаций. Более того, нужно быть неравнодушным и стараться помогать другим. Если вы видите женщину с коляской, то помогите ей быстрее выбраться из здания.

Окажите помощь пенсионеру или беременной женщине. В такие моменты, когда ты все-таки не знаешь, реальная угроза или ложная, важно сплотиться. И я убежден, что многие наши граждане именно так и поступают.

В борьбе с телефонным терроризмом есть несколько проблем. Одна из них и, пожалуй, самая главная — наши специализированные службы могут выявить таких преступников, но если они находятся за пределами России, то юрисдикции для их задержания нет.

Более того, правительства недружественных стран не только не способствуют в их поимке, но и нередко поощряют их. Террористы получают инструкции и финансирование от организаций, близких к правительству.

И за счет этой безнаказанности они вот так хулиганят.

Таким образом, получается, что телефонный терроризм довольно дешево обходится самим преступникам, но сильно, в том числе финансово, вредит пострадавшей стороне. Отмечу, что наши спецслужбы сейчас работают достаточно эффективно.

Но в первую очередь они, конечно, сосредоточены на работе по борьбе с реальным терроризмом. А вот эффективных механизмов и методов борьбы с телефонным терроризмом очень мало.

То есть вычислить преступников вполне возможно, но если сигнал пришел из-за рубежа, задержать на территории другой страны мы их не можем.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42590140-eksperty-rasskazali-kak-lozhnye-minirovaniya-vliyayut-na-ekonomiku-goroda/

Операция

Ложный вызов о заложенной бомбе

Минувшая осень запомнилась массовыми эвакуациями торговых центров. Злоумышленники сообщали о якобы заложенных бомбах, и тысячи людей выбегали на улицу. На разминирование приезжали взрывотехники, полицейские и чекисты. МВД оценило ущерб в 300 млн. За ложное минирование предусмотрена статья 207 Уголовного кодекса. Лайф изучил судебную статистику по ней.

© РИА Новости/Александр Гальперин

С начала 2018 года в стране осуждено 170 человек за ложные сообщения о терактах. Для сравнения, за половину 2017 года таковых оказалось 227.

Лайф подсчитывал приговоры “вручную” по данным федеральных судов общей юрисдикции в регионах, поэтому наши цифры могут отличаться от статистики Верховного суда (обычно он публикует данные за полугодие в конце лета).

Официально ВС сообщал, что в 2017-м по этой статье осуждено 707 человек.

В десятках городов страны, от Санкт-Петербурга и Москвы до Тюмени и Перми, в сентябре — ноябре прошлого года шли массовые звонки о минировании торговых центров. Было эвакуировано больше 100 тысяч человек. Уголовные дела, возбуждённые после этой серии, в нашу выборку не попали.

Большинство подозреваемых по массовым звонкам, как сообщает МВД, находятся на территории Украины. Кроме того, по ним ещё нет решения судов.

По данным российских спецслужб, одним из тех телефонных террористов, что “минировал” российские города осенью 2017 года, оказался боевик из запрещённой в России террористической организации ИГИЛ, 28-летний Альберт Абрамов, уроженец Ставропольского края.

Данные, которые получил Лайф, относятся скорее к бытовой проблематике. Из материалов судов следует, что все эти преступления совершены гражданами РФ. Мы составили карту из топ 10 регионов, где чаще всего судили подозреваемых по статье 207 УК.

Из-за псевдотеррористов мобилизуют оперативные бригады МЧС, медиков и полиции. В потенциально сложных случаях приезжают взрывотехники ФСБ, и у места ЧП набирается несколько десятков человек. Магазин, дом или другое место, где может находиться взрывчатка, перекрывают. Всё это ведёт к дополнительным тратам из бюджета: от зарплаты сотрудникам до стоимости бензина в служебных машинах.

— Экипажи групп немедленного реагирования ОВД снимаются с патрулирования и по несколько часов, “простаивают” в оцеплении заминированного здания, а в это время в районе патрулирования данной ГНР может быть совершено преступление, — рассказал Лайфу глава независимого профсоюза полиции Михаил Пашкин.

По его словам, нельзя забывать и об экономических убытках, которые несут бюджет и коммерческие структуры (крупные развлекательные центры).

— Сумма зависит от площади объекта, количества людей, — говорит Пашкин. Затраты могут составить 20 тысяч, а могут миллион. Если это, например, школа, то для обследования здания и организации оцепления будет достаточно одного-двух кинологов и экипажа ГНР из трёх человек. Это тысяч 10 рублей из расчёта, что день работы полицейского бюджету обходится в 2 тысячи рублей.

Сотрудники охраны стоят в кордоне в центре Санкт-Петербурга. Оперативные службы проверяют поступившую информацию о минировании зданий и торговых центров Санкт-Петербурга. © РИА Новости/Александр Гальперин

Как показывают акты судов, все эти траты скрупулезно подсчитываются и потом предъявляются в качестве иска обвиняемым “фейковым” террористам. В среднем же, по подсчётам Лайфа из выборки по регионам, стоимость выезда группы равна 10 тысячам.

МВД ранее заявляло, что от действий телефонных террористов, которые массово “минировали” торговые центры, ущерб составил 300 млн рублей.

И это не считая так называемой упущенной выгоды, которая образовалась у владельцев ТЦ из-за пустующих магазинов.

Подсчёты Лайфа на основании судебных документов куда скромнее. Совокупный ущерб по всем 170 осуждённым вряд ли будет превышать 5 млн рублей.

От величины нанесённого ущерба также зависит, насколько суровое наказание грозит телефонному террористу. В отдельных случаях, когда последствия звонка приводят к крупному ущербу, злоумышленник может оказаться за решеткой на срок до пяти лет плюс заплатит штраф и компенсацию.

В свою очередь, величина ущерба зависит от типа объекта. Псевдотеррористы “взрывали” дома отдыха, ТРЦ, школы, детские сады, дома своих близких, полицейские участки, автобусы, метро и воинские части. Был даже один звонок о минировании администрации закрытого военного городка.

Чаще всего, однако, объектами атаки становились почему-то школы и пункты полиции. Судя по тексту документа, однажды о “заложенной” бомбе сообщил бывший работник этой школы.

Чаще всего телефонных террористов судили в Татарстане (12 дел), Челябинской области (9 дел) и в Башкортостане (7).

Кто эти осужденные? Каковы их мотивы, в каком психическом состоянии они находятся, когда решают позвонить в полицию и сообщить, что где-то заложена бомба?

Во-первых, почти все они в момент звонка пьяны. Из 30 приговоров, с которыми ознакомился Лайф, только в трёх случаях нет упоминания об опьянении.

Во-вторых, это люди всех возрастных категорий, за исключением разве что пенсионеров и малолетних. “Телефонными террористами” в основном становятся мужчины.

В делах мелькало лишь две-три женские фамилии. Причём звонят как молодые люди, решившие покуражиться, так и люди предпенсионного возраста.

Примерно 20% из них были ранее судимы за те же преступления, за кражу или по иным “лёгким” статьям.

Военный врач, психотерапевт Юрий Бубеев, который возглавляет отдел психологии в Институте медико-биологических проблем РАН, считает, что можно говорить о психологической предрасположенности к подобного рода преступлениям, которая усиливается после алкоголя.

— Универсальное действие алкоголя в том, что он снимает различные [внутренние] и социальные запреты. При опьянении всё это растормаживается. Одним из выходов этих запретов могут стать подобные звонки, — объясняет учёный. — Есть такой тип опьянения, при котором человек совершает то, на что в обычном состоянии никогда бы не пошёл. [Это возможно даже при] малых дозах алкоголя.

Бубеев считает: то, что часть ложных звонков совершают рецидивисты, осужденные по другим делам, — закономерно. И вероятность, что бывший уголовник позвонит с сообщением о бомбе, — выше, чем у законопослушного гражданина.

© РИА Новости/Максим Блинов

Слова Бубеева подтверждают подсчёты Лайфа: из десяти дел три возбуждены в отношении тех, кто раньше привлекался по другим статьям.

По этой статье крайне редко осуждают к реальным срокам наказания — только если ущерб уж слишком серьёзный или преступление совершил злостный рецидивист. К таковым относится екатеринбуржец Денис Шелковенко. Шелковенко с малолетства мотается по зонам и исправительным учреждениям.

На его счету 6 приговоров, это седьмой. Первую кражу он совершил в подростковом возрасте, и его на 10 суток направили в исправительный интернат. Ровно через неделю после выхода оттуда парень попался на второй краже.

Его осудили условно, но, Шелковенко нарушил условия отбывания наказания, украв в третий раз. И так по кругу. На пятый раз у судьи лопнуло терпение — и парень на шесть лет уехал в колонию-поселение. А сразу после выхода оттуда решил “взорвать” один из екатеринбургских торговых центров.

С учётом богатого криминального прошлого за ложное сообщение о бомбе его осудили к двум годам строгого режима.

Бывают и настоящие “серийные” телефонные террористы, которых не останавливает даже ранее отбытое наказание по той же статье. Таким стал петербуржец по фамилии Новожилов.

Впервые его осудили за ложные звонки в 2016 году к обязательным работам. Отбыв наказание, он вновь попал под следствие по той же статье — уже в 2017-м, за что получил условный срок.

А когда в третий раз “заминировал” ТЦ “Галерея” в Питере, его отправили на полгода в колонию.

© РИА Новости/Валерий Мельников

В материалах дел, с которыми ознакомился Лайф, только около десяти посвящены ложным минированиям торговых центров.

Причём порой к звонкам оказываются причастны сами охранники этих торговых центров.

Охранник иркутского торгового центра решил весьма необычным и незаконным способом проверить работоспособность систем оповещения и быстроту реакции спецслужб на ЧП. Для этого Александр прямо из центрального пункта охраны, где находились десятки мониторов для видеонаблюдения, позвонил в полицию и сообщил о готовящемся взрыве кинотеатра.

По замыслу Александра, это должно было стать чем-то вроде внеплановых антитеррористических учений — он хотел в максимально приближенной к реальному теракту обстановке посмотреть, как будут вести себя люди и полиция. Только вот он не учёл, что должен был обо всём предупредить начальство и полицию.

Полиция отработала отлично — посетителей оперативно вывели и с собаками прочесали все этажи. Причём сам Александр и объявлял по громкой связи о начале эвакуации, а также помогал выводить людей. Взрывчатки, разумеется, не нашлось, а работа ТЦ парализовалась на час. За это Александру насчитали 23 тысячи ущерба: к месту ЧП приехали Росгвардия, ФСБ, МЧС и полиция.

Суд указал, что в момент преступления Александр был абсолютно трезв, а психическими расстройствами никогда не страдал. И хотя преступление несло определённую общественную опасность, судья учёл положительные характеристики, данные начальством охраннику, и приговорил к 240 часам обязательных работ.

Похожий случай произошёл в Уфе — правда, осудили не охранника ТЦ, а его друга. В декабре минувшего года у охранника Игоря Столярова выдался тяжёлый день.

Он поймал вора, но начальство его, вопреки ожиданиям, не похвалило, а наказало: за то, что оставил свой пост. Как объяснял потом Игорь суду, ему сказали, мол, он должен отвечать за сохранность имущества, а предотвращать кражи должен другой отдел.

Раздосадованный, Игорь под вечер пришёл к своему другу Александру с двумя бутылками водки.

Узнав о беде друга, Александр предложил проучить негибкое начальство. Узнав номер старшего смены, он позвонил и сообщил, что в уфимском ТЦ “Мега” заложена бомба.

И хотя оперативникам, которые его задерживали, горе-террорист сразу написал чистосердечное признание, на суде от своих показаний открестился. Там он стал валить вину на приятеля: мол, это Игорь звонил с его телефона, пока тот отлучился в туалет.

Однако суд не поверил и назначил Александру полтора года исправительных работ с удержанием 10% в казну.

Мотивы людей в этих преступлениях приобретают весьма причудливые формы и порой раскрывают маленькие семейные трагедии.

Так произошло с нижегородцем Евгением, который поссорился с женой и захотел, чтобы она немедленно вышла к нему из кафе с символичным названием “Кураж”.

Видимо, жена выходить отказалась, и мужчина, недолго думая, позвонил в полицию, сообщив, что в кафе заложена взрывчатка.

Потом он объяснил судье свою логику: рассчитывал, что начнётся эвакуация и жена с остальными посетителями вынуждена будет выйти из заведения.

Для разнорабочего Игоря из Волгоградской области, переживающего непростой период, телефонный терроризм стал способом привлечь внимание к своим проблемам. В итоге привлекли его самого. Алиментщик Игорь Терещенко работает слесарем в селе Новинка.

За четыре месяца у него накопился долг перед бывшей женой — 32 тысячи на содержание детей. При зарплате в 12 тысяч для Игоря это весьма крупная сумма. Долги, утверждает мужчина, образовались не по его вине — несколько месяцев ему не платили зарплату.

— Последний раз я получал зарплату в декабре 2017 года. За январь и февраль 2018 года зарплату не выплатили, как говорили, из-за отсутствия финансирования.

Я не раз обращался к своему директору и главе администрации: у меня непогашенный кредит, долги за коммуналку, и просто семье было нечего есть, — рассказывал Терещенко следователям.

— На что глава мне сказал: если недоволен, пиши заявление на увольнение.

Терещенко и раньше прикладывался к бутылке, а тут у мужика, что называется, крышу сорвало. Всю ночь они пили в подсобке тракторного хозяйства с кладовщиком. Наутро слегка протрезвевший кладовщик ушёл, а Терещенко заперся на территории стоянки тракторов и стал звонить в службу “112”.

— Он грозился поджечь расположенные на производственной базе трактора и баки с соляркой, если перед ним не погасят долг по заработной плате и детскому пособию супруги за январь — февраль 2018 года, — написано в материалах суда. — Также он ложно сообщил, что удерживает на базе в заложниках ещё двух человек. Это он сказал, так как подумал, что все службы быстрее отреагируют на его сообщение. Также сообщил, “что всё здесь взорвёт” и себя в том числе.

Как потом выяснилось, взрывать он ничего не собирался.

— Просто хотел, чтобы меня услышали и работники администрации испугались за свою технику и выплатили зарплату всем рабочим, — объяснил подсудимый. Когда до Новинок добрались наряды полиции и взрывотехники из административного центра, слесаря задержали и доставили в администрацию.

Прямо там глава села отдал ему все долги. Но преступление уже совершилось, и слесаря осудили на полтора года ограничения свободы. Это сравнительно новая мера наказания в РФ — по сути, более жёсткая форма условного срока.

Он продолжил работать на прежнем месте и теперь регулярно отмечается у участкового.

Источник: https://life.ru/p/1135056

���� ������������ ���������� ������������������ �������������� ���� ������ ��������

Ложный вызов о заложенной бомбе

���������� �������������� �������������� �������� ���� “�������������������� ����������������������” – ������, ������ ������������ �� �������������������� �� �������������������� ����������.

������, �������������������� ������������������ �� ������ ������������������ �� ������������������������ ���������������� �������������������������� �������������������� ���� �������������������� �� ���������������� ������������ ������������������ �� �������������������������� �� �������������� �� ����������������������.

������������������, ������ ������������ ���� ������ ������������������ ������������ ���� 26 ������ �������������� �� �������������� �� ���������������������� ����������������.

������ ������������ �� ������ ���������������� ���������� ������������������ ���������������� �� SIM-����������, �� �������������� ���� �� ������������.

�������������������� ������������������ �������� ���� ������������ 207 ���� ���� (“���������������� ������������ ������������������ ���� �������� ��������������������”). ���� ������ ���� ���������� ���������� ���� �������� ���� �������� ������.

������ ������������ �������������������� �������������� ���������� �������������� �� ��������������������. �������� “����������������������” �������������������� ������������. ������������������ ���������������� 29-������������ ��������������������. ���������� �������������������� ��������, ������������ ���� �� ������������. ������������������ ������ ��������.

���������������� ������������������ ���������� ���� �� ��������������������. ���������������������� �������������� �� ���������� ���� ������������������, ���������� ���� �������������� ����������������. ������ �������������������� ������ �������������� �� ���������� ������������ – ���� ����������.

���� �������� ������ �������� ������ ������, ���� �� �������������� �������� �� �������������� �� ������ ������������������ ������������ ������������������ �������������� �� ���������������������� �� ���������� �������������������� ������������. ������������ ������ �������������������� ������������ ���� ������������ �� �������������������� ��������������.

������������ ���������� ������������ ���������� ���������������� ���� �������������� �������� �������������������� ���������� �������������������������� ������������������ �������������������������� ����������������.

�������� ���������������������� �������������������� ������������������, ���������������������� ������������ ������������ ������������������������ ���������������� ������������. ���� ������ “����������������” ������������ ���������� �� ������������.

���� �������������������� ���������� ������������������������ ������ ���������������� ������������. �������������� �� ������������������������������ ������ �������������������� ������������������ ������������������������.

���� ������������ ������������������ �� ���������������������� �������������� ������������ ���������� ���� ���������������� ������������ �� �������������� �������������� ���� �������� ���� �������� ������.

���������� ������������ ���� ������������������������ ������������ �������������� �� �������������������� ���������� – ������ �������������� 50 ������������������ ������������

���������������� ���������� ������������ �������������� �������� “������������������ ���� ����������������”. ������, �������� ������������ �������������� �� �������������� �������������� ����������. ������������������ �������������� �� ������������ ���������� �������������� ������������ �������������� ���������� ������������������.

���� ������������ ���������������� �������������� ������������ ���� ���������� ������������ �������������� ������������������ ������������ ��������������������������.

�� ������������������ ������������������������ ���������������� ��������������������, �������������� ������������ ���� �������������������� �� ���������� ���������������� ��������������������.

������������ ������ ���������� ������������ ���������������� ���������������� ���������������������� ������������������.

������, ������������ �������� ���� �������������� �� �������������������� ������������ ���� ������������������ ���������������� �� �� �������������� ���������������� �������������� ������������ ������������������������ ���� ���������������� “112” ���������������� ������������������������.

���� �������� ���������������� ���������������������� ������������������, ������ ������������������ �� �������������������������� ���������������� �� ���������������� ���������������� ��������������������, �������� ������ ����������������. �������������� ������ ������������ – ������ ���� ������������.

���� ������������ �� �������������������� ������ SIM-����������. ���� ���������������������� �������������� ������������������ ������������������ �������������� �� ������, ������������ ������ ������������.

���������� ������������ ���� ������������������������ ������������ �������������� ������ �������������� 50 ������������������ ������������. �� ������ ������������ ������������ ������������ ��������������. �� ������������ ������ ��������������������.

������������ ������������ ������������.

������ ������ ���������� �������������� �������������������� ����������������������, ���� ���� �������������������������� ������������������ ���� ������������ ���� 207-�� ������������ �������������������� �������������� “���������������� ������������ ������������������ ���� �������� ��������������������”, ���� �� ������������������������������ ���������������� �������� ���� ������������������������ ������������������������ ���������������� �� ���������������������� ���������������������������� ������������, ������������������ ������������������������ ���� ������������.

�� ������������������ �������� �� ������������������ ���������� ������������������ ������ �������������������� ������������������ ����������������. ���� ���� ������������ �������������������� ���� �������������������� ������������ �� ���� ���������� ���������� ���������� �� �������� ������������ ��������������.

Источник: https://rg.ru/2015/11/19/vizov.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.